Жизель и ЛО, февраль 2017

23.02 - Жизель, 26.02 - Лебединое озеро.
За два дня я с радостью посмотрела два разных спектакля с одинаковыми составами (Оксана Кардаш и Иван Михалев). И сейчас я буду петь оду.
"Жизель" стала для меня в очередной раз откровением, а Оксана Кардаш вновь очаровала меня своими линиями, мягкими, нежными и бесконечными, будь то образ крестьянки,  виллисы, или лебедя. Не хочу разбирать артиста на анатомию, скажу лишь, что в Оксане прекрасно всё, а руки - просто гипноз. К тому же Оксана - тонкая актриса: счастливая Жизель её была по-настоящему "живой", а виллиса - по-настоящему "мертвой". Как часто я видела Жизелей, которые неуместно вели себя достойно утонченной аристократии! До Оксаны я видела только у Наташи Осиповой детскую простоту крестьянской девушки, которая не стеснялась и капризно губки надуть, и кокетливо ресницами похлопать; так же искренна была Оксана, от чего смерть Жизели выглядела именно по-человечески страшно, а не как сказочный сон Спящей красавицы. В "танцах со смертью" движения Оксаны напоминали стелющийся ночной туман, то легкий и вздымающийся от дыхания Альберта, то вязкий и обволакивающий, и было видно, как абсолютно призрачное видение то обретает формы, чтобы спасти любимого, то вновь растворяется, чтобы исчезнуть уже навсегда.
В "Лебедином озере" было еще больше Прекрасного, хотя, казалось бы, куда уж больше. Оксана просто жила на сцене, будто и вовсе не было никакой Оксаны, и Москвы никакой не было: была Лебедь-Одетта, был волшебный немецкий лес, была беда, а до самого конца, казалось, не было никакой надежды. Органичность спектакля и талант артистов вырывали нас, зрителей, из контекста столицы и заставляли не просто следить за историей, но присутствовать и быть частью её.
Оксана и здесь очаровала своим перевоплощением. Нежная белая птица таяла от прикосновений Зигфрида, но в целом обладала железным духом и сильной волей, куда более сильной, чем у принца (но об этом позже). Не даром говорят, что женская душа - птица; Оксана воплотила эту душу и выпустила ее на волю.
Здесь хочется сказать пару слов о банальном, много раз уже обговоренном, всем понятном, но всё же необходимом. Все "Лебединое озеро" вышито на канве двойственности - добро и зло, любовь и интрига, белое и черное. Эта же двойственность наблюдается в каждой женской душе, ведь все (не побоюсь обобщения) женщины, какими бы тихими и плавными они ни были, могут блеснуть чертовщинкой; и наоборот, в каждой чертовке пробивается трепетная беззащитность. Именно этот переход из белого в черное выходит на поверхность, когда на сцене появляется Оксана-Одиллия. И пусть она ведома Ротбартом, взгляд Оксаны, разгоняющий других невест и притягивающий безвольного принца, показывает, кто главный на этом балу. И в финальной сцене я совсем иначе посмотрела на расколдованную принцессу: Оксана заставила меня увидеть в этой сказочной героине амазонку, которая, в случае чего, сможет достойно править государством вместо мужа, ведь даже если по сценарию Одетта и Одиллия - это антиподы, то Оксана Кардаш сумела передать разные оттенки одной женской души.
Что касается Ивана Михалева, буду сдержанней, так как, честно говоря, от его героев я ожидала большего. По сути, за два дня я увидела лишь одного героя, такого среднестатистического представителя королевских особ. Из графа Альберта и принца Зигфрида получился некто Альфрид (или Зигберт), по-своему интересный, но в целом совершенно не главный персонаж, ведь для двух разных историй одного героя мало. Я ждала от Ивана большего, потому что сам Иван Михалев прекрасен: у него потрясающие ноги, острая стопа, кошачьи движения и очень нежный взгляд. И в "Жизели", и в "Лебедином озере" Иван очень старался сделать хорошо все движения (и в принципе сделал), бесшумно прыгал, мягко падал на одно колено, показывал очень плавные руки, но именно эта текучесть и мягкость пошла во вред обоим его героям: они получились неженками. Помните, как в фильме: "Какой Новосельцев? - А никакой, вялый и безынициативный". Но дело тут не столько в движениях (которые, я повторюсь, ласкали глаз и в целом очень нравились), сколько в отсутствии эмоций и, как следствие, характера у героев.
Когда я смотрела "Жизель", я расценила сдержанность Альберта его "фишкой", мол, я граф, я пришел изменять невесте, меня никто не должен заметить. Альберт смотрел на Жизель совершенно невовлеченно, будто он случайно забрел на этот праздник жизни. Сначала мне это даже нравилось, так как это только усиливало контраст между его намеренным обманом и искренними чувствами Жизель. Но во втором акте я начала закипать, так как даже в схватке с Миртой он был готов сдаться и умереть, и было совершенно неясно, чего ради Жизель так упоенно пытается его спасти.
В "Лебедином озере" повторилась та же ситуация: была Одетта-Одиллия, а был ли мальчик? Зигфрид танцевал с крестьянками и сверстницами, потому что "почему бы и нет?", сидел на балу рядом с матерью, потому что просто надо там сидеть, признавался в любви Одетте и западал на Одиллию, потому что просто молод и где-то в глубине души горяч. В конце, в борьбе со Злым гением, он так же был готов сдаться и сгинуть в этом озере, как и Альберт был умереть от танцев Мирты, и Одетта спасла его, потому что кто-то уже должен был остановить это безумие (а у Чайковского как раз заканчивались ноты).
При такой подаче обе истории получились довольно провокационными и злободневными, и я не говорю, что такие версии не имеют право на существование; это театр, здесь возможно всё. Вопрос в том, хотел ли Иван показать всё так, как показал, или это просто недоработка? Каким бы ни был ответ, хочется верить, что на сцене Иван просто так же зачарованно любовался Оксаной Кардаш и забывал играть свои роли и что в следующий раз он добавит нерва своим героям.
Так получилось, что в эти дни два балета, считающихся женскими, были таковыми на 147%. Оксана Кардаш воплотила на сцене двух сильнейших героинь, женский кордебалет без отдыха танцевал и виллис, и лебедей – слава кордебалету стасика, это было потрясающе! И все были яркими и дышащими: виллисы хотели мстить, лебеди – жить,  невесты – соблазнять, крестьянки – танцевать. Главными мужчинами для меня были Сергей Мануйлов (лучший Ганс в «Жизели» и ярчайший кто-угодно в «Лебедином» (па-де-катр, венгерский, etc))  и Никита Кириллов (Ротбарт). Также понравился Сарэл Афанасьев (крестьянское па-де-де и Шут), прыгучий и задорный. Иван Михалев в этот раз не стал героем моего романа, но на него было приятно смотреть, а это в балете тоже немаловажно. Поэтому я благодарна всем за эти два прекрасных вечера.

Эгопойнт. Познай себя.

Балет Москва, ДК ЗИЛ

«Как найти гармонию между невероятным динамизмом нашей сумасшедшей жизни и глубоким человеческим желанием познать себя?» Этот вопрос ставит Надежда Сайдакова в своем балете Эгопойнт, где действие разворачивается в абстрактном пространстве человеческих отношений. В данной работе нет конкретного сюжета. Название «Эгопойнт» тоже едва ли отражает задумку автора, но тем самым привлекает зрителя, падкого на все современное, сложное, интригующее, что «не как у всех». И этот искушенный зритель весь спектакль будет размышлять над вопросом «Что хотел сказать автор?» и вряд ли найдет однозначный ответ. За 50 минут зритель успевает удивиться не один раз. Музыка Люка Слейтера, диджея из Англии, пишущего в стиле техно, так не подходит для балета в его традиционном понимании; световые эффекты иногда больно бьют по глазам; 6 подкачанных молодых людей на сцене больше напоминают легкоатлетов, а 3 танцовщицы в неоновых купальниках – художественных гимнасток; хореография местами напоминает цирковое представление.

И тем не менее, несмотря на загадочность происходящего, спектакль неизбежно цепляет, тем, что с самого начала на сцене всё идет, действительно, «не как у всех». Главный атрибут – огромный металлический треугольник, вокруг, в, над и под которым артисты балета выполняют свои па и акробатические трюки: то раскручивают его, как ускоряющуюся стрелку часов, то растягиваются на его гранях в шпагате, то скатываются, как по пожарному столбу, то кувыркаются и качаются в нем, как на качелях. Танцовщики то бегут к треугольнику, как к спасательному, пардон, кругу, то попадаются в него, как в ловушку, то смотрят на него, как на символ надежды. Треугольник заставляет артистов парить в воздухе, но и периодически придавливает их к земле, как рука судьбы, которая то балует, то наказывает людей.
Музыка и свет тоже живут своей жизнью. Бит, более уместный для модных клубов столицы, перемежается треском старых пластинок, стуками сердца, громким дыханием и гулом и эхо, будто в определенные моменты действие происходит под водой. Яркий свет – белый, фиолетовый, ультрамариновый – это своего рода декорация к спектаклю, так как остальные декорации отсутствуют в спектакле напрочь. Есть лишь белый фон и металлический треугольник, поэтому вспышки молнии, голубая бездна, фиолетовое сумасшествие или зловещий красный как нельзя лучше отражают какую-то суматошную безысходность, царящую на сцене.
Хореография интересна тем, что постоянно держит зрителя в состоянии дежа-вю. По сути, Надежда Сайдакова не совершила прорыв, но очень интересно соединила в своем произведении приемы других хореографов. Эффекты с тенью, текучие движения и невыворотные стопы отсылают зрителя к «Бессоннице» Иржи Килиана, динамичные поддержки и высокие арабески чем-то напоминают «Somewhat elevated» Форсайта. И даже те, кто впервые пришел на балет, увидят в движении рук артистов современный танцевальный стиль vogue.

«Чем опытнее танцовщик – тем сильнее его стремление к творческой независимости», - признается Надежда. Поэтому балет Эгопойнт – это прекрасная возможность для артистов привнести в этот бессюжетный балет что-то свое. И хоть этот балет считается бессюжетным, он показывает в ускоренном ритме, как всех нас закручивает водоворот жизни. В самом начале каждый артист танцует «сам за себя», бежит за собственным Я, кто быстрее, кто медленнее, в середине появляются дуэты и даже трио, а в конце уже все вместе участники действия бегут, идут и смотрят в одном направлении.

Практически полное отсутствие статики в движениях танцовщиков, светопредставление и ритм клубной музыки, который заставляет зрителя в зале пристукивать ногами по полу и покачивать головой – во всем виден «динамизм нашей сумасшедшей жизни». Даже напечатанный в буклете белый стих (?) Лены Лукьяновой, художника-постановщика сего действа, больше похоже на  речь запыхавшегося марафонца, который с одышкой выплевывает куски фраз («ПОЙНТ //…исходная точка? // или // выход…// без того, чтобы уйти…?// Заостренная // стрелка компаса?// Взлет? //ПИК!// Вершина, // … где возможно //удержаться // лишь // ОДНОМУ?»)

Но где же тогда то самое «глубокое человеческое желание познать себя»? Где та самая ТОЧКА Эго, в которой нужно оказаться? Ответ не нужно искать на сцене. В вечной погоне мы забываем, что ЭГО – это то, что всегда с нами внутри нас, и для того, чтобы это понять, не нужно куда-то бежать. Чтобы познать себя, нужно лишь остановиться, как останавливаются артисты, устремляя взгляд на треугольник, взмывающий вверх и тем самым дарующий свободу.


http://baletmoskva.ru/egopojnt

Татьяна 21.11.2015

Оригинал взят у ms_windsor в Татьяна
Немного Общего

Read moreCollapse )

НЕМНОГО ЛИЧНОГО

Татьяна 21.11.2015

Татьяна - Оксана Кардаш (дебют)
Онегин - Алексей Любимов
Ольга - Анастасия Лименько (дебют)
Ленский - Алексей Бабаев


Не могу не написать пару слов о вчерашнем восхитительном спектакле.
Много было сказано слов про "Татьяну" Ноймайера, но каждый раз есть, что еще сказать.

Во-первых, дебюты главных женских ролей, на мой взгляд, преобразили весь спектакль. Оксана Кардаш - легкая, тонкая, изящная, ее Татьяна была совсем Другой, как физически, так и внутренне. С совершенным спокойствием, даже какой-то легкой усталостью на лице, она смотрела на происходящее вокруг будто из глубины, не глазами, а душой. Оксана была эфемерной и невесомой, будто пришла в мир Онегиных и Ленских из собственных книг, из собственных снов - настолько она растворялась в компании героев ее романов.
Во время дуэли Онегина и Ленского Оксана казалась абсолютно отрешенной, но именно в этой сцене я увидела всю глубину ее таланта актрисы: один лишь немой укор во взгляде и полное отсутствие эмоций на лице изобразили всю глубину страданий ее Татьяны. Когда она вновь выходит на авансцену, ловя снежинку ее любви, она смотрит на мир вокруг с недоумением и недоверием, будто попала сюда впервые и не может поверить, что есть место жестокости.
Последняя сцена объяснения Онегина с Татьяной вознесла уровень накала до предела. В зале стояла такая тишина, которая была нарушена лишь однажды. В самом конце, когда Татьяна все-таки противостоит Онегину, он падает, а музыка затихает, очень показательными были одиночные аплодисменты, прозвучавшие, как истеричный срыв. И это было действительно очень сильно. Оксана, со своей девичьей фигурой, довольно детской походкой с пяточки, все же явила миру всю силу своей души, от этого дуэт с Алексеем Любимовым вышел запредельно надрывным. Я, человек, смотревший балет в пятый раз, в какой-то момент поддалась сомнениям: а вдруг она сейчас не сможет оттолкнуть Онегина? А вдруг она так и останется клубочком в его руках, поверив, что счастье все-таки возможно? Настолько хрупкой была ее героиня в начале дуэта, и насколько же сильной и уверенной оказалась в самом конце. Сейчас пишу, вспоминаю, и мурашки по коже. Многократное браво!

Дебют Анастасии Лименько в роли Ольги тоже не прошел незамеченным. Очень гармонично смотрелась Настя рядом с Алексеем Бабаевым, и сразу было понятно, почему он, Ленский, полюбил именно эту сестру. Ольга была молода, легка, игрива, танцевала немного "безбашенно", бросаясь в объятия и поддержки с задорной резвостью и кокетством, будто думая "А правда любишь? А так поймаешь? Всё для меня сделаешь?" Также очень понравилось, как Настя стреляла глазками, тем самым выводя своих партнеров на первый план. Именно ее кокетливый взгляд заставляет обратить внимание на офицера (Евгений Поклитарь), и именно этот взгляд предвещает раздор между Ленским и Онегиным. Именно этой детали мне так не хватало у Ольги Сизых, которая довольно по-взослому отводила взгляд от своих ухажеров.

Наши знакомые герои Алексей Любимов и Алексей Бабаев были как всегда на высоте, здесь я не скажу ничего нового. Пожалуй, отмечу еще больший профессиональный рост Алексея Бабаева. И позволю себе такую ремарку: имхо, на Золотую Маску надо было бы номинировать Любимова, чего не произошло, только потому что он не оказался в том же составе, что и Диана Вишнева. Для меня именно этот Онегин - эталон, но на объективность не претендую.

К моему большому сожалению, вчера не смогла проникнуться демонической силой Зарецких. Александр Омельченко не смог стать вестником зла рядом с Денисом Дмитриевым, а во время дуэли вообще почему-то улыбался, как Джек Николсон в Джокере. Также я не очень поняла, почему Зарецкие не вышли к столу в сцене дня рождения Татьяны. Вообще, это очень красивая сцена, когда они безмолвно появляются, дарят Татьяне подарок и целуют своими двумя головами, а потом сидят во главе стола в ожидании несчастья. Вчера же они появились из ниоткуда и, как мне показалось, довольно вразвалочку. Работать, работать и работать!

А к счастью замечу, что вся труппа с большой душой живет на сцене, исполняя свои небольшие роли, иногда даже не очень танцевальные, с большой индивидуальностью. Среди демонов из сна и офицеров на свадьбе очень выделялись Алексей Добиков и Влад Долгих. Отдельное спасибо сильному и нежному Александру Селезневу (Медведь и Князь Н.), удалому Евгению Поклитарю (офицер, муж Ольги) и Лесе Сулыме (няня). Также рада была увидеть Наталью Крапивину в роли госпожи Лариной, но на мой взгляд, она оказалась слишком мягкой. Понятно, что с такой доброй мамой Ольга вполне могла позволить себе передразнивать Татьяну, мол, всё равно не попадёт. Но хотелось бы немного больше твердости во взгляде, иначе персонаж теряется.

Я очень рада, что спустя год спектакль не увядает, а наоборот раскрывает всё новые грани героев и артистов. Большое всем спасибо за несказанное удовольствие!

Жизель, МАМТ 24.07.2015

Я задыхаюсь от нежности

Сколько людей, столько и судеб.
Сколько Жизелей, столько и историй.


________
UPD
Верхние три строчки - это черновик поста, который я так и не написала. Сейчас вспоминаю и понимаю, что больше мне по сути сказать нечего. 24 июля все - Жизель, Альберт, Мирта - рвали мою душу на части. Я помню каждую секунду спектакля до мелочей, но как хрупкое призрачное чудо, он испаряется легким ветерком, как только я пытаюсь облечь свои мысли в слова. Поэтому лучший спектакль в моей театральной жизни я оставлю без словесного отзыва, но сохраню в сердце навсегда.
Наталья Осипова, Сергей Полунин, Оксана Кардаш - спасибо вам.

Майерлинг, МАМТ 20.07.2015

Кронпринц Рудольф - Сергей Полунин
Мария Вечера - Анна Оль
Принцесса Стефания - Анастасия Лименько
Графиня Лариш - Эрика Микиртичева
Императрица Елизавета - Наталья Крапивина

Думаю, я не ошибусь, назвав "Майерлинг" одним из лучших балетов в репертуаре Музыкального Театра. Поставленный в 1978 году Кеннетом МакМилланом в Лондоне, он и сейчас не теряется, а часто очень сильно выделяется на фоне более современных постановок и громких премьер. Причин тому несколько. Одна из них - пышные костюмы образца XIX века - длинные юбки, элегантные шляпки, военные мундиры, меховые шапки на охоте, ведь, как известно, встречают по одежке, а в театре костюмы - это половина успеха. Другая - неслучайная музыка Франца Листа, который был современником и творил во времена данной трагической истории. А главная причина - это яркие образы всех действующих лиц трагической истории. Труппа театра необычайно ловко ныряет в эпоху дворцовых интриг и раскрывает характеры героев.

Начну по старшинству званий в императорской семье. Императрица Елизавета. Одна из интереснейших женщин своего времени, поэтесса, профессиональная наездница, уже тогда вела даже на современный взгляд чересчур здоровый образ жизни: экстравагантные диеты, омолаживающие маски для лица из телятины или клубники, "мясной сок", спорт, пешие прогулки, бесконечные поездки по Европе. Елизавета (или Сиси, как ее ласково называли) была помешана на собственной внешности. Даже графиня Лариш писала о ней: «Тетушка поклоняется своей красоте, как язычник своему идолу. Созерцание совершенства своего тела приносит ей чувуство несказанного удовлетворения»,  а собственно процесс старения Сиси считала настоящим отчаянием.

И что же мы видим в балете? Шикарную Наталью Крапивину, все еще молодую и очень популярную (балерину) императрицу, в чьей комнате висят всевозможные костюмы, платья, шляпки. Придворными делами она почти не занималась, поэтому ничто не отвлекало ее от танцев на свадьбе, кокетства с офицерами, флирта с зарубежными полковниками и ездой на охоте (ах, какой при этом на ней женственный жокейский наряд!) Мать при этом она была не очень опытная, с детьми ее разлучала свекровь (эрцгерцогиня София, мать кайзера Франца-Иосифа, которая, кстати, даже числится в программке и в знак неодобрения грозно сотрясает воздух клюкой (сегодня первый раз обратила на это внимание), когда Елизавета преподносит в подарок мужу портрет Катарины Шратт), поэтому оказать поддержку и дать ласку Рудольфу она не смогла не столько в силу каких-то правил этикета (дескать, "Будь мужчиной и не реви"), а именно из-за непривычной просьбы сына, которая смутила Елизавету. Оттого и дуэт Натальи Крапивиной с Сергеем Полуниным получился этакой эмоциональной пружиной: она заламывает руки от безысходности и незнания, как поступить, он припадает к ее коленям, но в конце концов злится на несостоятельность матери в качестве матери. И даже во время ссоры с сыном красавица-императрица умудрятся демонстрировать свои шикарные ноги и принимать довольно живописные позы, показывая себя с лучшего ракурса.

Император Франц-Иосиф (Алексей Карасёв) на протяжении всего действа очень четко демонстрирует морализм, педантичную приверженность традициям и желание сохранить лицо государства. Спаси империю, которая вот-вот расколется на несколько частей (как минимум на Австрию и Венгрию), - это его крест, и нести его всё сложнее и сложнее из-за сложившейся политической ситуации, офицерских интриг, сложных отношений с сыном. Променад (или, если честно, walk of shame) вдоль портретов предков после сцены охоты, где Рудольф застреливает одного из придворных,  - это одна из самых трогательных сцен с точки зрения информационной насыщенности и эмоционального коллапса. Алексей Карасёв очень натурально изображает гнёт истории, стыд перед предками, недоумение от нынешней ситуации, будто спрашивая: "Неужели мы всё потеряли? Потеряли всё, что строил мой отец и его отец? Куда же мы идём?" Не найдя ответа, он смиренно удаляется за кулисы, оставив зрителей наедине с последним (довольно насущным) вопросом.

Кронпринц Рудольф - главная интрига вечера и одна из самых ярких и до конца "не разгаданных" политических фигур XIX века. Загадкой был Рудольф, интригой стал Сергей Полунин. После продолжительного отсутствия и 8-месячного перерыва в партии (последний раз Сергей участвовал в Майерлинге 18 ноября 2014) Сергей вновь вышел на сцену в привычном образе Рудольфа и совершил переворот в умах и сердцах зрителей. Пожалуй, это самая лучшая роль Сережи, как бы прекрасно он ни смотрелся в Жизели. Очевидно, мятежный дух принца как-то перекликается с мятежным духом самого Сережи: они оба не приемлют рамок и давления со стороны и ищут выход. Сергей нашел выход из Королевского балета и труппы МАМТа, Рудольф же нашел самый простой, но самый трусливый выход из проблемной ситуации - смерть. Интриговало, в какой форме находится Сергей (вопрос, мучивший зрителей целую неделю с премьеры балетов Джерома Роббинса, где Сергей не снискал лавров); интриговал его непредсказуемый настрой. Многих до сих пор хотя сколько уже можно интриговал внешний вид кронпринца - ну не готовы некоторые слои общества (вос)принимать Сергея без мальчишеских кудрей. Но чего бы ни ждал зритель, Сережа превзошел все ожидания и прогнозы.

Каким был его Рудольф? Ослабленным. Не слабым изначально, но ослабленным морально, а впоследствии еще и физически. Загадочная натура кронпринца была представлена нам с такой живостью, что не остается сомнений: наследник  мог быть таким и никаким другим. Сдержанный, возможно, даже гневный настрой в сцене свадьбы сменялся холодной безразличностью к чувствам других людей, в его глазах читалось "Как вы меня все достали. Я устал быть кому-то что-то должен." (воспитание принца было очень строгим, матери он почти не видел, ласки почти не чувствовал, была лишь военная муштра, которая, видимо, шла вразрез с его личными настроениями) Вообще Сергей невероятным образом умеет очень тонко передать настроение своего героя, не прибегая к обильной мимике: слегка поднятая бровь, острый взгляд куда-то в сторону и вниз, глубокий вздох и лишь чуть поджатые губы, никаких резких движений, жестикуляций и метаний. Порода, выдержка, достоинство. И внутренний мир, необъятный, как космос, который ощущается, даже когда Рудольф-Сергей просто стоит без движения (как, например, во время пения Катарины Шратт), и лишь движения глаз и легкий наклон головы выдают бурю чувств и эмоций в его груди. Душевная боль отражалась в каждом прогибе, в каждом взмахе распростертыми руками. То стелющиеся партерные движения - пируэты на полусогнутых ногах, выпады, "ныряющий" корпус, то стремительные жете ан турнан (с легчайшими приземлениями и четкими паузами!)  - всё это не просто было прекрасно исполнено, но каждый милиметр движений был наполнен смыслом: Рудольф был подавлен, его буквально прижимало к земле. К теме о его неизбалованности человеческим теплом приходят на ум строки Вертинского:

Я сегодня смеюсь над собой,
Мне так хочется счастья и ласки,
Мне так хочется глупенькой сказки,
Детской сказки, наивно-смешной...

Я устал от белил и румян
И от вечно трагической маски,
Я хочу хоть немножечко ласки,
Чтоб забыть этот дикий обман.

Я сегодня смеюсь над собой
Мне так хочется счастья и ласки,
Мне так хочется глупенькой сказки,
Детской сказки про сон золотой.



Сегодня Сережа будто расцвел на сцене, чего с ним не было ни в Жизели, ни в Джероме Роббинсе. Он не примерял маску, а мастерски перевоплотился и прожил 2,5 часа действа. Безумства, страх, боль, секс, исступление и безысходность - это была игра не на жизнь, а на смерть. Это был танец как крик о помощи, вот такая великая синестезия - пластическими средствами показать голос героя. Голос, который не был услышан.

Митци Каспар (Оксана Кардаш) - куртизанка и постоянная любовница Рудольфа - была обольстительной и дразнящей. Вариация с четверыми офицерами в принципе показывает отношение к Митци со стороны всех мужчин: ее хочется носить на руках, чем больше, тем лучше. Невероятная утонченность Оксаны позволяет ей летать, практически (визуально) не прилагая усилий. Куртизанка у нее получается очень женственной, манящей, совсем не пошлой и не вульгарной, и не надоедливой, как Лариш. В каждом шаге и улыбке Оксаны-Митци чувствовалась легкость бытия.

Принцесса Стефания - маленькая, хрупкая, но внутренне сильная девушка, принцесса, можно сказать, невольница: выданная замуж за Рудольфа по политическим мотивам, она вряд ли надеялась найти счастье в этом браке. Анастасия Лименько, несмотря на свою природную фарворовость и девичью хрупкость, изобразила Стефанию довольно стойкой. Зная, что ей никто не поможет, она все-таки держится с достоинством. Здесь невольно вспоминаю Стефанию из Ковент-гардена, у которой на лице постоянно какая-то гримаса необузданной паники. У Стефании-Насти больше показано смирение. "Вот я попала... Но и это пройдет." Из-под ее робко опущенных ресниц вдруг начинает светиться холодный пронзительный взгляд, поэтому сколько бы Рудольф не угрожал своей суженой, в Настиной версии за нее можно не бояться. (к слову, на самом деле Стефания повторно вышла замуж в 1900 году и умерла от инсульта в 1945). Дуэт первой брачной ночи с обезумевшим Рудольфом был сегодня первой яркой вспышкой в спектакле: дикая борьба, исступленный секс, невероятные поддержки - в Настином исполнении всё это выглядит хореографически прекрасно и эмоционально сильно.

Графиня Лариш Честно говоря, не очень понятный мне персонаж со странными махинациями - это личность, из-за которых обычно говорят, что женщина - это корень всех проблем. Эрика Микиртичева, на мой взгляд, немного перестаралась с торжественностью образа, хотя здесь мне, видимо, просто не совсем понятен или не очень близок персонаж. В целом, графиня Лариш в исполнении Эрики получилась надоедливой суматошной интриганкой, чье мельтешение очень быстро утомляет. Технически у Эрики сегодня что-то не задалось, но на общую картину это, слава Богу, особо не повлияло.

Мария Вечера - 17-летняя красавица, довольно наивная по рассказам очевидцев, но обворожительная. В предущие разы Мария казалась мне наивной малышкой в платье с бантами, и это мешало осознать трагичность происходящего, но сегодня всё было куда серьезнее. Дело в том, что это был последний выход Анны Оль на сцену МАМТа, после чего она удачливо (налеюсь!) переходит в нидерландскую труппу. Будучи маленькой тоненькой девушкой, она танцевала с необузданной внутренней силой, входя в сложнейшие поддержки без единой (опять же визуально) помарки. Сегодня была ее лебединая песня - именно поэтому Мария Вечера  была  соблазнительной любовницей, играющей по "взрослым" правилам. Неописуемая решительность и непоколебимость были в глазах Ани, она знала, что умрет, и шла на это осознанно. Метаморфозы Марии происходили так плавно, но так неотвратимо: из милой куколки она превратилась в страстную любовницу (дуэт первого (да и последнего) секса с Рудольфом- это предел совершенства!), а затем наступила решительная отрешенность - пожалуй, только этот оксюморон может достоверно описать то, что Аня сделала со своей Марией, идущей на смерть, предварительно обняв лакея Братфиша.

Кстати, а был ли Братфиш? К сожалению, пока не увидела в этой партии Алексея Бабаева. Танец Братфиша в целом - это залихватство, задор, широкая душа и, я бы даже добавила, хулиганистость. "Опа, как я могу! И над землей взлечу, и шляпой покручу, и тазом поведу, и в звезде растянусь, и с куртизанками порезвлюсь!" Танец Алексея в частности - это прилежность, аккуратность, академичность на грани с робкой интеллигентностью. "Я тут немного потанцую, ради Бога, не обращайте внимания." Но ведь очень хотелось обратить внимание! Я до закрытия занавеса честно пыталась обратить внимание (ну очень я люблю этого персонажа)! Хотелось увидеть эту свободу в теле, гуттаперчивость и развязность, но к сожалению, так и не увидела. Передо мной усердно танцевал венгерский гимназист. Технически всё было исполнено хорошо, хоть в последнем соло со шляпой мне не хватало задержек, синкопов, чтобы избежать метрономной ровности такта. Братфиш - очень интересный герой, лучик света и простоты, которая притягивает к себе и контрастирует с жестким регламентом придворного пространства. Это не жалкий герой, а довольно гибкий, готовый подстроиться под обстоятельства и стойко вынести всё, с чем сталкивает его жизнь (а хитрая жизнь столкнула его с Рудольфом, тут хочешь не хочешь придется быть жестче и увереннее). Все-таки в нем есть какой-то внутренний стержень. Его не должно хотеться обнять под дождем, а вот Братфиша Алексея как раз хотелось пожалеть. Во время похорон он наверняка робко думал: "Ой, господи, что же это делается? Что же теперь будет? Куда ж мы катимся?" Возможно, Алексей намеренно выстроил такой образ, авторское видение никто не отменял, но я бы всё же рекомендовала немного пересмотреть характер Братфиша.

Я повторюсь, Майерлинг - это жемчужина МАМТа. Здесь каждый артист находится на своем месте. Можно бесконечно спорить, кто лучше исполняет Жизель или Одетту, но в Майерлинге труппа достигает максимальной гармонии.

Я благодарна всем, кто сегодня был на сцене и сотворил это чудо. Преклоняюсь!
DSC_6767.JPG

Татьяна

Немного Общего

Балет «Татьяна» выстрелил в ноября 2014 года и разделил зрителей на два лагеря. Одни влюбились с первого взгляда, называя балет, его создателей и исполнителей гениями; другие громко возмущались из-за музыки и некоторых режиссерских находок. Еще долго после премьеры в зрительских кругах витали вопросы «Почему Онегин лысый?», «Как не сойти с ума от музыки Леры Ауэрбах?», «Почему демоны раздевают Татьяну догола?», «Зачем Ноймайер затронул тему алкоголизма?» Ответов – серьезных и несерьезных – на эти вопросы много, полемика затягивает в дебри не только балетного и театрального искусства, но и филологических изысканий и интерпретации пушкинских текстов.

И здесь стоит немного задуматься о том, какой подарок сделал Джон Ноймайер, американско-немецкий балетмейстер и филолог, для русского зрителя. С момента выхода «Онегина» Крэнко мало кто посвящал свои свободные вечера поискам ответа на вопрос «Возможно ли было счастье?» Но революционная постановка Ноймайера всколыхнула общественность, заставив людей говорить о Светиле русской словесности – Александре Сергеевиче Пушкине. В попытках интерпретировать лысость Онегина и фрейдистские мотивы в танце голой Татьяны с медведем зрители кинулись перечитывать первоисточник, переслушивать лекции, обращались к Пушкинскому тексту Достоевского и поднимали бесчисленные труды, посвященные анализу великого произведения русского классика. И если лысый Онегин кому-то и не понравился, то образовательная сторона балета полностью оправдала себя: теперь московский зритель знает об Онегине всё и чуточку больше.
Революционным балет делает не только либретто. Музыка Леры Ауэрбах заставляет одних практически физически страдать от боли, других благоговейно вслушиваться в соло на пиле и покрываться мурашками от рёва духовых; костюмы, продуманные лично Джоном Ноймайером, проносят зрителя сквозь эпохи – от пушкинских балов, сквозь нэповское маргинальное танго к современным браткам в пиджаках; декорации – несколько кубов, изображающих комнаты главных героев – постоянно движутся по сцене и трансформируются. Свет погружает сцену то в сон, то в явь. Динамизм постановки сквозит во всем, даже игрушечный плюшевый мишка в определенный момент перестает быть простой бездушной игрушкой. Поэтому в течение всего действия зритель так или иначе летит «нон-стопом по галактике» и не успевает заскучать.

Гамлет, 12.06.2015

Гамлет, принц датский - Денис Савин
Гертруда, королева Дании - Анна Балукова
Офелия, дочь Полония - Анастасия Сташкевич
Лаэрт, сын Полония и брат Офелии - Игорь Цвирко


Посмотрела "Гамлета" второй раз и, наконец, кое-что для себя прояснила.

Поняла, что необязательно быть хорошим танцовщиком или балериной, чтобы исполнить главные роли. Возможно, вообще необязательно быть артистом балета, достаточно лишь иметь какую-никакую современную пластику и актерские данные. Это не камень в огород артистов Большого. Денис Савин убедителен и гармоничен, Сташкевич надрывна и легка, Балукова хороша и импульсивна, Цвирко вышколен, но горяч. Но мы уже знали заслуги этих прекрасных артистов еще до Гамлета, хореографически спектакль вообще не раскрывает новые грани танцовщиков. Раду Поклитару, конечно, упоминал в интервью, что это наименее танцевальный балет, но, по-моему, вполне логично напрашивается вопрос, зачем тогда было ставить его на сцене Большого. Массовые сцены (придворные, солдаты) в принципе интересны, несмотря на угловатые, "геометрические" движения, а вот сольные партии местами напрягают некоей неуклюжей физкультурностью.

Единственное, ради чего я бы точно сходила на Гамлета еще раз, - это музыка. Симфонии Шостаковича (особенно Пятая в первом акте) берут не просто за душу, они берут за горло и душат до состояния полуобморочной внимательности, когда с широко раскрытыми глазами прислушиваешься к собственному сердцу в надежде, что оно еще не перестало биться. Оркестр под руководством Игоря Дронова создали непередаваемую атмосферу безысходности, внутренней разбитости и истеричности. Именно из-за этой "музыкальной атаки" спецназ в конце не кажется абсурдным, более того, чего-то подобного начинаешь ждать с первых минут спектакля. Ну не может всё закончиться просто массовым отходом в мир иной, когда духовые так надрывно ревут, а литавры так угрожающе гремят.

В то же время именно музыка делает балет Доннеллана-Поклитару довольно отталкивающим. Из-за постоянного напряжения и нервозности начинаешь ерзать на стуле, морщиться и даже местами отводить взгляд от сцены, чтобы немного отдохнуть от эмоционального напряжения. На протяжении всего спектакля мне хотелось крикнуть "STOP THE MADNESS!!!" и стрелять по всем дротиками с успокоительным. Периодически хочется тишины, хочется спокойствия, но зритель его не получит. Здесь будет и детский смех, совершенно не радостный и безмятежный, а какой-то creepy на фоне безумного Шостаковича, и неприятная истерика Гертруды, и много беготни с отчаянными лицами вокруг сцены. Честно, в какой-то момент я бы согласилась на рекламную паузу, лишь бы дать собственным нервам передышку, ибо нельзя 2 часа сидеть на иголках.

Но вот парадокс. Несмотря на то количество пунктов против, я всё равно довольно неплохо провела вечер в театре. Было и что посмотреть, и что послушать, и о чем задуматься. Образы построены нервно, но четко; движения суматошны, но все вместе действительно держатся в рамках концепта Поклитару-Доннеллана. Декорации просты и даже элементарны (белый тоннель с клубами дыма смотрится карикатурно), но как тонко выбран дизайн дворцовых колонн во втором акте: в отличие от первого акта, где все уже повально мрут, но королевство еще держится из последних сил, во втором акте Эльсинор вообще представлен бумажным замком. Колонны не просто разрушены, они будто куски рваных обоев в квартире, которую бросили нерадивые хозяева, что в принципе и произошло с датским королевством во время междуусобицы. Так что положительные стороны в спектакле определенно есть, но, имхо, благодаря гению Шекспира, но не Поклитару-Доннеллана. Возможно, я даже как-нибудь схожу на "Гамлета" еще раз, например, чтобы познакомиться с другим составом или вновь послушать симфонии Шостаковича, но я уже сомневаюсь, что моё мнение поменяется.

Коппелия, МАМТ 15.06.2015

Сванильда - Наталья Сомова
Франц - Сергей Полунин
Коппелиус - Антон Домашев

Ровно три года назад с "Коппелии" началось моё знакомство с Музыкальным театром. Я ничего не знала о Сергее Полунине, но когда он сделал первое па, я уже верила, что он - лучший. Поэтому сегодняшняя Коппелия была для меня вдвойне знаменательной: празднование трехлетки в театре и долгожданная встреча с Сергеем-Францем.

Начну с дифирамбов. Артистам стасика - слава! Ах, как прекрасны были офицеры - бодры, веселы, стройны! И ручки целовали, и за дамами волочились, и честь отдавали, и маршировали стройными рядами. Вколачивали так, что дрожал пол, и это так заряжало энергией, будто рядом и правда прошел полк. И сразу захотелось достать платочек и кому-нибудь помахать! Сложно выделить кого-то одного, отчасти потому что не всегда понять, кто есть кто с усами =))) Отчасти потому что "хороши, как на подбор", только разве что без дядьки.

И дамы у офицеров были прелестны! Глаз особенно выхватывал Яну Большанину и Марию Тюрину. К слову, именно Мария отыграла такую, казалось бы, массовую роль на отлично: когда ее кавалер хотел приударить за Сванильдой, она устроила ему сцену ревности, а когда сама ждала приглашения от Франца, то невинно оправдывалась перед кавалером, мол "А что такого? Что ты, дорогой, я люблю только тебя!" Кажется, в первой сцене с ней был Алексей Добиков, а во второй Александр Селезнев, но могу ошибаться - усы, усы маскировали знакомые лица!)) Вот этот тандем с Алексеем и Александром получился таким ярким... что местами занимал меня намного больше, чем то, что делали исполнители главных ролей.

Сванильда сегодня не получилась. Наталья Сомова была холодна и неэмоциональна. Кокетливые движения нежным плечиком были выполнены автоматически, игривое покачивание бедрами было похоже на танец маленьких утят. Лицо не выражало ничего. Это сыграло ей на руку лишь в сцене, где она притворялась куклой, да и то этой кукле очень хотелось "дорисовать лицо". Невозможно не вспомнить Кристину Шапран, которая была просто идеальной Сванильдой с карамельными губками, большими глазками и певучими линиями рук, которые так и манили в свои объятия. И как-то не верилось сегодня, что офицеры действительно могли волочиться за Сванильдой-Натальей, потому что она ничем не выделялась на фоне остальных девушек. Даже закатить скандал в доме Коппелиуса ей не удалось: милое девичье вышагивание с пяточки больше отдавало детсадовской обидой, а не капризкой милой фифочки.

С технической стороны Наталья прекрасна, здесь спору нет. У нее восхитительный апломб, красивая стопа, четкие пируэты (хотя сегодня ее немного повело), грамотные завершения движений. В сцене свадьбы она смотрелась гармонично: красивая блондинка с белом платье танцует радостный танец. Всё сошлось. Но этого было уже недостаточно.

Сергей Полунин был в ударе. Видно было, что он в прекрасном настроении и исполняет эту роль с удовольствием. Воздушные поцелуи были страстны и громки, рвение на балкон отчаянным, уступки Сванильде - вредными. И хоть его мальчишеские кудри могли БЫ придать привычной ветрености образу, его нынешняя обритость тоже оказалась к месту. Девочки любят плохишей. Как говорится в известной шутке, "Он самовлюбленный лжец и сволочь... Ну как тут бабе устоять?" Танцевал на ура, в первом акте порадовал четким приземлением в арабеске и серией антраша, во втором акте пронесся над сценой в летной серии прыжков. Но увы, дуэта со Сванильдой не получилось в виду холодности и наивности Сванильды. Пока Сергей отдавался чувствам, Наталья Сомова отдавалась каким-то отдаленным мыслям. Эмоциональной гармонии в паре не было, не искрило и не било током. А ведь так хотелось!..

Антон Домашев - мастер перевоплощений, и его кукольный злодей буквально сошел с экрана старых мультфильмов. Трепет души, биение сердца заставляли его то взлетать, то стелющимися движениями "струиться" по сцене. Вальс Коппелиуса с Коппелией, привязанной к ногам, был трогательным и даже немного грустным. Каким бы ни был отрицательный персонаж, всегда есть момент, в который его становится жаль, и маниакальная и безответная любовь к Сванильде становится этим камнем преткновения в отношении к Коппелиусу. В финале, когда он с куклой в руках одиноко проходит сквозь ряды веселящихся горожан, абсолютно понятен порыв Сванильды утешить его. А его противостояние с Францем было до абсурда комичным и оттого увлекательным. Сергей по-мальчишески хулиганил и пытался увильнуть, Антон по-джентельменски сдержанно "держал оборону".

Вот ведь примечательно, что эмоциональная связь в паре Франц-Коппелиус была такой яркой, а в паре Франц-Сванильда или Коппелиус-Сванильда нет. Глядя на сцену, я видела на месте Натальи Сомовой и Анастасию Першенкову, и Оксану Кардаш, и Анастасию Лименько (хотелось бы добавить "и Кристину Шапран", но мечты, мечты...).

В любом случае, вечер был легким и приятным, во всем благодаря прекрасной труппе любимого стасика и очень слаженной игре оркестра под управлением Антона Гришанина.

А с Сергеем ждем встречи в "Майерлинге"! Вот уж кто должен за сердце взять - лысый крон-принц. Играй новыми красками, Сережа! Играй!


Наталья Сомова и Сергей Полунин

(no subject)

На данный момент я посетила 32 мероприятия. Написала всего 12 отзывов, из них всего на 3 мероприятия, которые действительно меня потрясли ("Баядерка", "Я, Кармен" и "Жизель"). Я не написала ничего ни про обожаемую "Татьяну", ни про нового "Гамлета", ни про Мариинку на Золотой Маске ("Инфра" была выше всяких похвал). Я не написала ничего про концерт Top-Display, после которого я ходила, как заново родившаяся. Я не нашла слов, чтобы описать театр Вадима Демчог, а ведь после его теории игры я до сих пор копаюсь в себе и пересматриваю свои взгляды и приоритеты.
Зато я написала отзывы о каких-то текущих (мимо) вещах типа Эгопойнта и ХореоДрамы, я высказалась о неудачном концерте 30STM... И дело не в том, что критиковать легче. Я вообще, честно говоря, не очень люблю громко говорить о минусах и разгромно критиковать, потому что совершенно не хочется обижать артистов, коих я ценю и уважаю. Просто когда спектакль берет за душу, не хочется ничего говорить вообще. И не получается. Получается только стонать, вздыхать, закатывать глаза и повторять, заикаясь "Я такое видела! Такооое!" Лишь Жизель с Сережей Полуниным открыла во мне какой-то источник сил и слов, которые я действительно хотела и могла сказать.
Впереди (из предвкушаемого) еще "Татьяна", Джером Роббинс, "Майерлинг" и "Парк" в Мариинке, если я, конечно, соберусь. Буду пытаться подбирать слова.

Список мероприятийCollapse )
Tags: